Что пишет В. Шигин в своей книге «Лейтенант Шмидт. Герой или авантюрист?»?

Интересно
Имя лейтенанта Петра Шмидта широко известно. Советские биографы сделали из него легендарного борца за свободу, выставляя символом русской революции. А вот книга Владимира Шигина предлагает правдивую историю с альтернативным взглядом на эту личность. Перейти к первой части статьи Шло время. Слава Шмидта росла. Его все чаще приглашали на сходки и митинги. А однажды ему сделали заманчивое предложение, о котором он мечтал всю жизнь: возглавить восстание на крейсере «Очаков». Наконец, появилась реальная возможность войти в историю. Да как! Задаешься вопросом, почему Шмидт выбрал такой жесткий и бесчеловечный способ добиться славы? Почему он, как многие сотни русских моряков, не отправился тогда к Цусимским берегам и не сражался наравне с другими героями? Наверно, тогда он чувствовал дыхание смерти более реалистично, а в случае мятежа возможность остаться в живых все же была. Или у него уже был разработан план бегства? А в открытом море во время боя с врагом никуда не сбежишь… Петр ШмидтФото: общественное достояние Петр Петрович принял предложение. Что интересно, на «Очаков» он перебрался вместе с 16-летним сыном. Как можно отцу взять своего сына на кровавый бой? Тут было два варианта, на мой взгляд: или отец заранее знал, что они смогут спастись, или действительно был психически ненормальным. А возможно, ему был нужен личный летописец, который смог бы рассказать потомкам всю правду о подвиге Шмидта. Прибыв на корабль, Шмидт сразу дал волю своему самолюбию. Он занял адмиральский салон и отправил телеграмму царю с требованием создать Учредительное собрание. На следующее утро, чтобы усыпить бдительность начальства, на «Очакове» были и подъем флага, и молитва. Затем на крейсере подняли сигнал «Командую флотом. Шмидт». Купаясь в собственном величии, лейтенант отправился на катере в обход эскадры. Он наглым образом пытался агитировать моряков с других кораблей присоединиться к нему. Но те отворачивались, а некоторые даже издевались, не принимая его всерьез. И все это действо происходило на глазах главнокомандующего адмирала Чухнина, который находился на «Ростиславе». Трудно представить, что творилось у него в душе. Может, он до последнего надеялся, что этот психически ненормальный офицер «наиграется» и бросит свою затею. Очевидцы вспоминали, что адмирал до последнего тянул и не приказывал открывать огонь по мятежному кораблю. Но бой, первый в истории, между русскими кораблями все-таки случился. Как пишут советские историки, это была жестокая бойня. Даже утопающих не спасали, а добивали. Команда крейсера «Очаков» за две недели до восстания 1905 г. и лейтенант Шмидт (в верхнем правом углу)Фото: Д. Пудичев. Журнал «Нива», № 49, 1905 г., общественное достояние Владимир Шигин же приводит воспоминания очевидцев. Бунтующие корабли не расстреливали залповым огнем, а вели прицельные выстрелы по малозначимым местам. Утопающих спасали, раненым после окончания боя оказывалась помощь. Их отправляли в лазарет. Единственный корабль, который пришлось потопить, это минный заградитель. Его по приказу Шмидта хотели подвести под борт «Ростислава», чтобы подорвать вместе с Чухниным. Крепостные орудия его поразили. Зная, что на нем целый боекомплект, моряки успели судно затопить. Своим намерением подорвать минзагом флагманский корабль бунтовщики чуть было не расправились с мирными горожанами. По словам автора, заряда хватило бы, чтобы разрушить почти весь Севастополь. В горячей голове Шмидта созрел новый план. Он объявил, что за каждого убитого матроса, он будет вешать по два офицера-заложника. Первых уже вывели на палубу и накинули удавки. Кстати, после первого выстрела по «Очакову» палачи разбежались, оставив приговоренных моряков на произвол судьбы. Когда мятеж был подавлен, Шмидта на крейсере уже не было. Его нашли на миноносце под трубами в одежде кочегара. Шмидта с сыном отправили на «Ростислав», где уже отходили от пережитого освобожденные офицеры с «Очакова». По словам очевидцев, моряки сильно ругали и оскорбляли Шмидта. Но до рукоприкладства не дошло. Все же была та грань, которую порядочный русский офицер перейти не мог. Даже пережив такое потрясение, никто не захотел уподобиться мятежному лейтенанту, который в запале распускал руки. «Клятва лейтенанта Шмидта». Иллюстрация из итальянской новостной газеты Il Secolo от 10 декабря 1905 г. (обложка)Фото: общественное достояние Автор книги пишет, что именно попытка заступиться за отца спровоцировала у младшего Шмидта первый в жизни приступ эпилепсии. А потом был арест и суд. Среди участников суда были герои Русско-японской войны, например, бывший командир канонерской лодки «Кореец» капитан 1-го ранга Беляев. В итоге Шмидта приговорили к казни через повешение. Удивительно, что не только родная сестра, но и ненавистная бывшая жена пыталась спасти Петра Петровича от казни. Они хлопотали о признании его невменяемым. Сестра обратилась к престарелому дядюшке. Но тот уже отказался помогать, зная, что на руках его племянника кровь многих людей. Адмирал, видимо, не захотел идти на сделку со своей совестью. А между тем признание Шмидта невменяемым не было выгодно ни властям, ни революционерам. Одни боялись возмущения масс, которые стали бы думать, что есть способ обойти наказание. А другим нужен был мученик революции. Сам Шмидт, как ни странно, настаивал на своем душевном здоровье, зная, что это единственный способ избежать смерти. Да оно и не удивительно, ведь долгое время ему внушалось чувство своего превосходства и исключительная миссия в истории России. Единственное, что смог сделать ненавистный адмирал Чухнин, это заменить повешение на менее позорный способ — расстрел. Говорят, что перед казнью Шмидт держался твердо и мужественно. Он попросил не завязывать ему глаза. Дыхание смерти сорвало с него маску тщеславия. Он будто стал самим собой, признал свои ошибки. Советские биографы лейтенанта писали, что он крикнул солдатам целиться прямо в сердце. Но о второй части фразы мало кто упоминает. Шмидт продолжил: — Слушайтесь своих офицеров и не слушайте таких, как я! Поражает, что расстрелом командовал бывший однокашник Шмидта Ставраки… Казнённых тайно похоронили на безлюдном острове, могилы сравняли с землёй. А после Февральской революции экспедиция нашла останки Шмидта. Его с почестями перезахоронили. Даже на корабле, который вез гроб, был поднят вице-адмиральский флаг. Шмидта под конвоем ведут к зданию судаФото: общественное достояние Долгие годы имя Петра Шмидта было символом борьбы за права народа. При жизни он был беспартийным, поэтому его именем пользовались представители разных партий. А снимок, сделанный им после отставки, многочисленно растиражирован. На нем Петр Петрович в мундире с погонами капитана 2-го ранга. А ведь это было незаконно. В отставку он вышел без производства в следующий чин и без права ношения мундира. Кстати, в историю Шмидт все равно вошёл как лейтенант. А сколько объявлялось мнимых детей исторической личности! Но на самом деле у Шмидта был только один сын Евгений. Что интересно, уже в 1975 году в советском флоте объявился очередной последователь, капитан 3-го ранга Валерий Саблин. Он осмелился выступить против существовавшего политического режима. Его арестовали. Как пишет Владимир Шигин, у него в каюте всегда висел тот самый исторический снимок «красного лейтенанта». Вот и получается, что за романтическим образом борца-революционера скрывался психически неуравновешенный и тщеславный человек….

Эту статью описывают теги: лейтенант Шмидт, русские моряки, русский офицер, историческая личность, революционер, русская революция

baltasi.ru