Ораторские перлы политиков. Какими фразами прославился Виктор Черномырдин?

Интересно
В переводе с французского «перл» — это жемчужина, однако в русском языке это слово обычно употребляется в другом, скорее ироническом смысле — как «нелепое, смешное, или бессмысленное высказывание». Самым известным у нас автором «ораторских перлов» является Виктор Степанович Черномырдин (1938−2010 гг.), видный советский и российский государственный деятель. Перейти к первой части статьи Мнения экспертов в оценке «перлов» Черномырдина расходятся. Одни упрекают его в косноязычии и неумении грамотно формулировать свои мысли. Другие же называют, опять-таки не без доли иронии, «златоустом» и утверждают, что «Виктор Черномырдин внёс вклад в идиоматику русского языка, обогатив его многочисленными фразами („черномырдинками“), которые стали крылатыми», а его манеру высказываний называют «экстравагантной и афористичной». Что же, попробуем разобраться в его ораторском наследии подробнее. «Перлы» Черномырдина В чем их особенность? Во-первых, вне всяких сомнений, в их разнообразии. Среди «крылатых фраз» политика числятся и прямые оговорки, и ляпы, и противоречивые, зачастую двусмысленные высказывания на грани бессмыслицы, и несомненные словесные «жемчужины», достойные того, чтобы называться «афоризмами». В. С. Черномырдин (слева) и А. Н. Косыгин (в центре) на Оренбургском газзаводе, 1975 г.Фото: Александр Стручков, по лицензии CC BY-SA 3.0 Проиллюстрируем это на примерах. Фразы-тавтологии: Наша непосредственная задача сегодня — определиться, где мы сегодня вместе с вами находимся. Принципы, которые были принципиальны, были не принципиальны. Это одновременно и тавтология, и внутренне противоречивая фраза — «принцип» (как слово и как его корень) повторяется три раза, причем как идея одновременно и утверждается, и опровергается (диалектика, может быть?) А вот это уже не тавтология, а нечто более затейливое. Вы думаете, что мне далеко просто. Мне далеко не просто! В чем секрет этого перла? Виктор Степанович использует выражение (идиоматическое, быть может, или просто образное?) «далеко не просто» и «спрягает» его с теми же словами, но без частицы «не» — «далеко просто». По-видимому, не задумываясь о том, что такого выражения не существует (чуть было не написал «просто не существует»). Путаница и оговорки: Нас никто не может упрекнуть в том, что у нас хорошие помыслы. Следует ли понимать, что наши помыслы являются не хорошими, а какими-то иными, и «как лучше» мы никогда не хотели, а хотели «как хуже»? Неправильное согласование слов: Надо же думать, что понимать. Слова «думать» и «понимать» в русском языке являются практически синонимами. Конечно, в определенных ситуациях их можно противопоставить. Например, когда некий человек, тот же доктор Ватсон, думает, но все равно не понимает даже того, что «элементарно». Но если использовать их вместе в отрыве от контекста, фраза теряет всякий смысл. Здесь вам не тут. Наверно, эту яркую фразу можно отнести практически в любую категорию перлов, поэтому размещу ее здесь (а не тут). Декабрь 2003 года. Виктор Степанович и Валентина Фёдоровна ЧерномырдиныФото: Александр Стручков, по лицензии CC BY-SA 3.0 Двусмысленности. Русский язык, как известно, богат и могуч, еще и неоднозначен. Наверное, не случайно один из экспертов даже назвал Виктора Степановича жертвой «двусмысленности языка» (хотя, если честно, слово «жертва» мне кажется в данном случае не слишком уместным). Вечно у нас в России стоит не то, что нужно. Вас хоть на попа поставь, хоть в другую позицию — всё равно толку нет. Слова «стоит» и «позиция» в русском языке используются в разных смыслах, в том числе и достаточно пикантных (на эту тему существует множество анекдотов), но оратор забывает об этом (ну, или просто не хочет принимать во внимание). Мы обычно уж если начнем куда-то вступать, так обязательно куда-нибудь и наступим. У кого руки чешутся — чешите в другом месте. Слова «чесать», тем более когда речь идет о каком-то «месте», и «наступить» на что-нибудь у любого человека, хорошо знакомого с богатством и образностью русского языка, тоже вызывают вполне определенные ассоциации. Правительство — это не тот орган, где можно языком как попало. Тут уже, что называется, без комментариев. Смысловые ошибки и ляпы: Мы выполнили все пункты от «А» до «Б» (судя по всему, дорожная карта проекта составлялась, что называется, «впопыхах»). Нам никто не мешает перевыполнять наши законы. По-видимому, Черномырдин перепутал законы с планами, которые можно (и нужно!) выполнять и даже перевыполнять. Законы же лучше просто соблюдать, а точнее — исполнять. Впрочем, можно истолковывать это и как разновидность «словесных инноваций»: «перевыполнять законы»… В принципе, почему бы и нет? Логические противоречия: Мы этого не хотим. Мы этим занимаемся. В принципе, можно заниматься проблемой, чтобы ее не допустить. Но предложения спрягаются так, что входят между собой в прямое логическое противоречие. Будем отстаивать это, чтобы этого не допустить. Виктор Черномырдин с супругойФото: Александр Стручков, по лицензии CC BY-SA 3.0 Возможен лишь один вариант — либо отстаивать что-то, либо пытаться это что-то не допустить. Что называется, «третьего не дано». Быть может, слова Виктора Степановича были вырваны из контекста, который делал их более понятными? Раньше полстраны работало, а пол не работало, а теперь… всё наоборот. Перефразируя другую фразу Черномырдина, можно сказать: как бы мы ни старались улучшить экономику, все равно получается, что полстраны не работает! И знаменитое: Никогда такого не было, и вот опять. (Вариант: «Отродясь такого не бывало, и опять то же самое!») Если «такого» никогда не было, то как оно может возникнуть «опять?». Самое удивительное, что, несмотря на противоречие, мы примерно понимаем, что речь идет о каком-то необычном, возможно, даже уникальном, событии (то, что принято в наше время называть «черным лебедем»), которое случается настолько нечасто, что можно даже употребить слово «никогда». Странные и даже отчасти нелепые утверждения: Вообще-то, успехов немного. Но главное, есть правительство. Если следовать общечеловеческой логике, то главное — это результаты, ради которых, собственно говоря, и создаются руководящие органы, включая правительство. Но у Виктора Степановича, как оказалось, есть свой, нестандартный взгляд на положение вещей. Надо контролировать, кому давать, а кому не давать… Почему мы вдруг решили, что каждый может иметь? Сорока-ворона кашу варила, деток кормила… И в самом деле, почему мы вдруг решили, что каждый может иметь? И кашу, и все прочее? Детские сказки, они тоже учат жизни. Надо всем лечь на это и получить то, что мы должны иметь. Если бы кто-то попросил меня объяснить, что имел ввиду «златоуст», я бы пришел в нешуточное замешательство. Может быть, это вариация на тему «Эй, дубинушка, ухнем! Эй, зелёная, сама пойдёт! Подёрнем, подёрнем, Да ухнем!»? В конце концов, если в основе перла может лежать сказка, то чем хуже народная песня? На любом языке я умею говорить со всеми, но этим инструментом я стараюсь не пользоваться. (Без комментариев). Афоризмы и шутки Черномырдина 20 мая 2009 г. Награждение орденом «За заслуги перед Отечеством» I степениФото: Kremlin.ru, по лицензии CC BY-SA 4.0 Вы спросите, почему «перл» обязательно должен быть серьезным? Все дело в том, что нелепость или бессмыслица, сказанная иронически или шутливо, перестает быть таковой, поскольку превращается в своего рода иносказание, и ее следует понимать уже не буквально, а в каком-то другом, иногда прямо противоположном буквальному смыслу слов значении. Вспомним афоризм Черчилля, который сказал: Шутка — вещь очень серьезная. Нарушение «правила серьезности» приводит к тому, что вместо «перлов» возникают продукты, принадлежащие к другому жанру, независимо от того, как их называть — афоризмами, шутками, максимами или фразеологизмами. Черномырдин известен именно как автор перлов. Иногда он пытается шутить или изрекать афоризмы, но редко когда это получается очень уж удачно — наверное, потому, что это просто не его стихия. Ну, кто меня может заменить? Убью сразу… Понятно, что Виктор Степанович пытается острить, но эта шутка, похоже, не слишком-то ему удалась. Как кто-то сказал, аппетит приходит во время беды. Это — именно шутка, а не «перл», даже не придуманная самим Черномырдиным, а лишь повторенная («кто-то сказал»). Использованная в удачном контексте, она действительно могла бы показаться смешной, если бы не имидж самого оратора, которого мы привыкли воспринимать в ином амплуа. Вино нам нужно для здоровья. А здоровье нам нужно, чтобы пить водку. Скорее всего, Виктор Степанович снова пошутил. Но эта фраза выглядит по-настоящему смешной (на мой взгляд, разумеется) только в случае, если воспринимать ее так, как мы уже говорили — с предельной серьезностью. Красивых женщин я успеваю только заметить. И ничего больше. А вот это уже намного смешнее, потому что в большей степени — по-черномырдински. На самом деле у Черномырдина есть несколько высказываний, которые действительно могут быть причислены именно к афоризмам. В первую очередь это знаменитое: Какую бы общественную организацию мы ни создавали, все время получается КПСС. Часто ее цитируют в такой форме: Почему-то что ни делаем — получается КПСС либо автомат Калашникова. Вполне возможно, что Виктор Степанович произносил оба варианта, но если бы даже речь шла исключительно о КПСС, аудитории все равно пришла бы в голову фраза об автомате Калашникова, придуманная гораздо раньше (по-видимому, именно на ее основе и появился афоризм). И последнее. Как справедливо заметил один эксперт, какие бы нелепости (по форме) ни говорил премьер, российская аудитория все равно видит в нем «проницательного человека, тонко чувствующего некие универсалии российской общественной жизни». Памятная монета Банка России, посвящённая 75-летию со дня рождения В. С. Черномырдина. 2 рубля, серебро, 2013 г.Фото: общественное достояние Что же, в этом есть доля (и весьма значительная) правды, иначе бы ляпы Черномырдина никогда не стали бы «перлами», «мемами» и крылатыми фразами, превратившись в часть общественного сознания. «Перлы» Черномырдина вполне укладываются в формулу, но и обладают определенным своеобразием. В чем же оно заключается? Во-первых, Виктор Степанович очень старается. Но, несмотря на это, практически никогда ему не удается придать своей мысли ту законченную форму, которой обычно отличаются классические афоризмы, например, того же Франсуа Ларошфуко. Приведем примеры: Вернейший способ быть обманутым, это считать себя хитрее других. О достоинствах людей мы судим по их отношению к нам. Люди недалёкие обычно осуждают то, что выходит за пределы их кругозора. Сравним с высказываниями Черномырдина: Никогда этого не бывало, и вот опять! Правительство — это не тот орган, где, как говорят, можно только языком. Народ пожил — и будет! Но именно эта незавершенность, бесформенность и даже косноязычность и стали чем-то вроде его личного «товарного знака». «Недосказанность» (или, может быть, излишняя «пересказанность»?) дает аудитории возможность попытаться самой сформулировать то, что хотел, но толком не сумел выразить оратор, что не может не понравиться людям. И наконец, Черномырдин действительно русский человек и отлично понимал пресловутые «универсалии» нашей жизни, которые, быть может, находят наиболее адекватное выражение именно в такого рода «словесных перлах». …

Эту статью описывают теги: Виктор Черномырдин, противоречия, тавтология, крылатая фраза, афоризмы

baltasi.ru